Прическа эльфа девушки

Закрыть ... [X]

Дерюгин Василий Евгеньевич: другие произведения.

Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Амазонка по заданию Богини Амазонок отправляется в путь. В дороге она спасает эльфийку, которая даёт клятву вечно служить амазонке, они вместе идут к номым приключениям.
  АМАЗОНКА ИЗ ЦАРСТВА АМАЗОНОК   ЧАСТЬ 1   ГЛАВА 1   Всеслава   -Госпожа, стало быть, прибыли! - послышался скрипучий голос возницы. - Ежели желаете побыстрей, то вам лучше пройти пешком, а там потом себе что-нибудь подобрать.   Я встала с телеги и огляделась. Впереди на пригорке возвышалась таможенная башня. Это у местных такая причуда: строить башни. И место для хранения награб конфискованного, и отсидки таможенников, пока не придет помощь или опасность не минет. А от таможни до нас всё забито телегами, повозками, и даже прическа эльфа девушки каретами для господ, где в окнах мелькали головки прекрасных и не очень дам, а возле карет виднелись кони ихних кавалеров. Может быть, эти дамы и кавалеры и попытались бы пройти таможню вне очереди, но всю было забито телегами простолюдинов, а народ был чересчур зол медленным осмотром. Особенно наглым могут и зубы выбить, и карету сжечь, как недавно было.   Кинув старому вознице медную монету, я пошла вперёд, провожаемая не очень добрыми взглядами. Дело в том, что во-первых, я была одета во всё белое, во-вторых, вооружена с головы до пяток, в-третьих стрижка у меня была ну очень короткая, ну и в-четвёртых, я была выше всех, что было особенно неодобрительно.   Непонятно? Начну по порядку.   Почему я в белом. Потому что только у нас производят так называемую "вечную материю", нервущуюся, не мнущуюся, не пачкающуюся, и ещё с десяток "не". Так получилось, что лён особого сорта для этой материи выращивали в небольших количествах. Хотели бы больше, но... После технических и магических манипуляций цвет становился белоснежным, и ничто не могло его изменить. А наши "яйцеголовые" пока ничего не могли с этим поделать. А почти вся "вечная материя" уходила на нужды армии, флота и разных спецслужб, на экспорт шли жалкие остатки. При иноземных дворах иметь даже платок из "вечной материи" было очень престижно из-за громадной стоимости. А тут я во всём белом...   Далее. В иноземных государствах женщины не только не вооружены, но и часто не имеют права вообще прикасаться к оружию. А тут я, обвешенная оружием: за спиной два недлинных меча; на поясе два широких кинжала, в голенище правого сапога третий - длинный и узкий; справа - тул с болтами, слева небольшой, но мощный "гномий" арбалет (Они придумали его для своих катакомб, где больших расстояний просто нет и дальность в 45-60 шагов уже очень хорошо. Наши "умные головки" покумекали над агрегатом, увеличили в размерах, усилили дугу, уменьшили заряд с десяти до четырех болтов, и теперь арбалет делал четыре выстрела подряд на двести с лишним шагов. Иноземные мастера почему-то не могли изготовить ничего подобного, и торговля "гномьими" арбалетами составляла ещё одну статью экспорта); спереди в специальных карманах перевязи лежали метательные ножи, стрелки, сюрикены - такие метательные звёздочки, имеющие от трёх до девяти лучей; на руках белые же перчатки со множеством заклёпок и кнопок, при нужде могут послужить кастетами; в заплечном мешке лежали боевые перчатки с когтями, способными порвать кольчугу и нанести страшные рванные раны, ну и ещё много чего колюще-режуще-рубящего; да ещё в руках я несла шест. Люблю, понимаешь, длиннодревковое оружие, особенно типа нагинаты или гуань дао. У нас, впрочем, есть не хуже - нагата. Как взмахнёшь - так улица, повернёшься - переулочек. Своего рода национальный вид оружия, есть у каждой женщины, даже соревнования каждый год проводят.   Насчёт волос. В Ойкумене прическа женщины имеет огромное значение. Чем длиннее, тем больше уваже-ния. Короткую причёску носят так называемые "леди удачи", в отличие от "джентльменов", туда попадают все известные категории преступниц: мошенницы, воровки, бандитки, пиратки и наёмницы (как ни странно, но такие тоже есть). Тут противоположная градация: чем короче, тем опаснее. Бритыми наголо щеголяют убийцы и приговорённые к смертной казни, с такими вообще никто не связывается - себе дороже, урону больше, чем почёта. Мол, что это за мужики, если одну бабу не смогли одолеть? Только бабы тоже разные бывают. Я не пиратка, не бандитка, не воровка и так далее по перечню, но голова выбрита, и со мной тоже стараются не связываться по той же причине: одолеть не смогут, а по башке получат. Собственно, это все понимали и без взглядов на причёску. Достаточно взглядов на одежду, оружие и рост.   И о росте. Дело в том, что я выше всех окружающих. Мой рост - четыре с половиной локтя, а все мужчины значительно ниже: три локтя с четвертью или с третью, мало - три локтя с половиной, единицы - четыре локтя, а равных мне в росте, плечах и мускулатуре нет совсем, по крайней мере, я не встречала. А я вовсе не исключение, таких у нас тысячи, это комплекс физического воспитания, особенной диеты и магического воздействия. Магическое воздействие - это не тупое воздействие на мышцы, которое моментально исчезает, а точечное укрепление костей и связок, повышение регенерации организма. Не, то чтобы отросла отрубленная нога, этого и эльфы не могут, у которых регенерация ого-го! Но вот отрубленные пальцы, глубокие раны, шрамы заживают очень быстро. И рост соответственно не маленький. У нас женщина высокого роста - это сигнал отойти в сторону, чтобы не было неприятностей, особенно, если их несколько. Настучат по башке, разнесут всё вдребезги пополам, и ты же ещё и виноват останешься. Тут же высокая девушка - причина для мужиков поупражняться в идиотском остроумии, их не останавливают ни белая одежда, ни обилие оружия, ни отсутствие волос на голове. И чем дольше молчишь, тем шутки тупее и пошлее. Но стоит только настучать одному по чайнику, как всякое желание шутить у остальных пропадает. Поэтому я даю в пасть при второй-третьей шутке. Помогает!   Чем ближе я придвигалась тем лучше было видно происходящее на этой так называемой таможне. На телеге служивые раскидали мешки, половину изорвали, и прогнали мужичков не дав собрать. Потом парочка подхватили мешок с зерном и потащили кормить лошадей. Я ждала чего-то в этом духе. На одной из первых таможен мне предложили сдать оружие, раздеться и предоставить свои дырки для обследования. Причём таможенник был почему-то уверен, что я его идиотский приказ выполню. Ведь их было пятнадцать, а я одна! Сам требовавший отделался выбитыми зубами и сломанной челюстью, его сослуживцы пострадали гораздо сильнее. Очень сильно. Видимо, ветром разнесло, что я особа очень нервная, шуток не понимаю, поэтому больше со мной вообще не шутили.   Впереди меня за двоими пристроилась очень красивая миниатюрная девочка с рыжей косой ниже пояса - два локтя в прыжке. Платьице, кофточка, один чулок в красную клетку, другой - почему-то в черную. В руках - простой лук и два десятка стрел в колчане. И ни мгновения не оставалась неподвижной: то переступит, то почешется, то обернётся, посмотрит на меня. Причём смотрела на меня раз пять, не меньше. Я бы удивилась, если бы она на меня не посмотрела, всё-таки почти в два раза выше и почти в четыре ширше в плечах. Или ширшее? А может ширее? Когда Рыжая должна была подойти к таможенному столу, к ней подошёл десятник и пригласил пройти в башню. Девчонка обречённо посмотрела на меня и пошла. Если бы она отказалась и возмутилась, я бы имела повод вмешаться, а так...   Подошла моя очередь.   -Имя, мир, государство, - спросил маленький толстый таможенник, окинув меня взглядом. - Цель визита.   -Амазонка Всеслава, - ответила я, - мир Верея, Царство Амазонок, проездом.   --------------------------   Локоть - в разных странах имеет разную длину, от 48 до 52 см, так что рост ГГ - около 225 см   ----------------------------   -С тебя четыре золотых! - сказал таможенник. - Гостевой налог, дорожный, торговый и жертва на строительство Великого Храма!   Я молча полезла за деньгами. Опыт общения с таможней подсказывал, что лучше расплатиться сразу, пока сумма небольшая, а то потом вырастет за счёт новых налогов и штрафов. Злобный взгляд таможенника подсказал, что это правильное решение. Похоже, у него с языка уже готовы были сорваться обвинения и требования о платежах.   Но тут из башни донёсся дикий вопль-мука. Я замерла:   -Что это?   -Тебе какое дело? - набычился таможенник. - Плати и проваливай, сучка!   Насторожились и рядом стоящие стражники. Стало ясно, что просто так меня не отпустят. Я сразу поставила точку в разговорах: подхватила стол, сколоченный из толстых крепких досок, и надела его на голову таможенника. Как и ожидалось, голова у таможенника оказалась ещё крепче - две средние доски лопнули и оттуда вылезла голова придурка, решившего меня оскорбить. Я бы ему и так не спустила оскорблений, промолчи в одном случае, все решат, что будешь молчать и терпеть. Первый солдат улетел от пинка ногой в грудь, второму хватило пару ударов руками. Третий решил меня пронзить с разбега пикой - такой длинной штукой в девять локтей длиной, но я вовремя направила её в землю и немного усилила движение. Как солдатика впечатало в стену башни! Тут и остальные зачесались. Но поздно, судари, поздно! Орудуя пикой, я разогнала весь таможенный пост. Один, неплохой мастер, кстати, решил со мной справиться с помощью "кропила" - такого длинного шеста к вершине которого железной цепью крепился деревянный брусок. Будь у меня меч, сабля или ещё что-нибудь короткое, его план бы вполне удался, но против девятилоктевой пики "кропило" оказалось бессильно. В конце концов, бросив "кропило", он бежал прочь. Ухмыльнувшись ему вслед, я направилась к башне.   Несколько стражников заскочили в башню и попытались закрыть дверь, но я подхватила с земли кем-то потерянный топорик и метнула его. С сорока двух шагов попасть в щель между дверью и косяком, шириной не больше трех пальцев, - очень даже неплохо. Внутри ничего не заметили и орали: "Ещё навались!" Было бы интересно посмотреть, кто таки победит: стражники или топор, но внутри была та самая рыжая девчушка, промедление для неё может быть даже смертельно. Поэтому я подошла и выдернула топор, дверь резко захлопнулась, кто-то внутри упал, гремя доспехами. Я ударила ногой в дверь и стражников раскидало по башне. И я вошла внутрь.   В обычное время этот зал использовался как казарма, но сейчас, лавки, топчаны и столы были сдвинуты к одной стен, под лестницу на второй ярус. На полу был вычерчен многоугольник, тщательно нарисованы руны, расставлены и горели свечи. В середине, привязанная за руки и за ноги к ввинченным в каменные плиты пола петлям, лежала голая рыжая девчонка. Судя по мундиру, офицер королевской армии, ростом не ниже меня, а в плечах даже поширше, накалял на огне жаровни какую-то железяку, судя по всему, руну "А", руна "Р" уже была выжжена на теле девочки.   -Здорово! - сказала я. - Проводят чёрный обряд едва ли не на глазах тысяч людей. Да вы обнаглели, господа! - и метнула топорик.   -----------------------   У разных народов разная длина шага, в основном от 60 см до 80 см, у ГГ, длина шага, при таком росте и длине ног - 120 см   ------------------------   Офицер уклонился, а зря: я метила не в него, а в жаровню, вернее, в одну из её ног.   Так и вышло, топорик подшиб одну из ног, жаровня упала, процесс приостановился.   -Убейте её, она мне мешает! - проревел офицер-чернокнижник. Четверо стражников, подстёгнутые его рёвом, бросились на меня. Но я их уже ждала, подобрав не то совну, не то просто боевую косу (это когда лезвие косы образует с древком одну линию, а не расположено под углом). За несколько минут все они разлетелись по залу. Один проехался по краю фигуры, стирая линии и сшибая свечи, другой впечатался в стену башни, ещё одного завалило скамьями и топчанами.   -Сука! - проревел офицер. - Ты сорвала ритуал и будешь наказана!!   Он выхватил длинный узкий меч, весьма похожий на шпагу, и кинулся на меня.   -Всегда готова сорвать чёрный ритуал! - отсалютовала я косой, и мы сошлись в схватке.   Что я могу сказать? Этот офицер - очень сильный противник. Искусная техника, сильные удары, хорошая защита. Но был у него недостаток: отсутствие опыта схваток с равными. Я не говорю про мастерство, ему не было равных по габаритам! Офицер привычно пытался сокрушить меня градом тяжёлых мощных ударов, но я, ловко орудуя боевой косой, просто не подпустила его к себе, а потом принялась теснить. Офицер, видимо, был знаком с боем длиннодревкового оружия, но совсем чуть-чуть, потому что допускал совсем ученические ошибки. Я ранила его в плечо, меч зазвенел по плитам. В это время сверху сбежали ещё трое воинов и кинулись на меня. Пока я их прогнала, офицер проорал мне:   -Мы ещё встретимся, сука! Ты за всё ответишь!!   И убежал. Воины последовали за ним.   Девчонка лежала, не дыша, следя за нашей схваткой, и при виде меня её лицо озарила счастливая улыбка. Девчонка?! Я только сейчас обратила внимание на удлинённые ушки. Ё-ка-ла-мэ-не! Где были мои глаза?! Это же натуральная эльфийка! Ладно, пусть эльфийка, но рана на животе горит и углубляется, если не оказать вовремя помощь, она может и умереть. Так, помнится, одна наша сестра попала в лапы чернокнижников. Её вовремя нашли, прервали обряд, но помощь вовремя оказать не сумели, сестра умерла в страшных муках.   Я достала баночку с лечебной мазью, густо смазала рану и заклеила её. За эту мазь сестрам надо было памятник поставить при жизни! Сколько амазонок мазь спасла от уродств и увечий! Главное - нанести на рану в течении двух-трёх часов после ранений. Потом даже шрамов не оставалось.   Я отвязала эльфиечку от колец, взяла её вещи - лук, колчан с стрелами, кинжал, - подобрала оброненный меч офицера-чернокнижника - хорошая вещь же! - и, завернув девушку в чёрный офицерский плащ с золотой каймой, отправилась на примыкающую к башне конюшню. Что такое внушённый страх! Никто не осмелился сунуться на конюшню и взять лошадь, а вдруг я услышу! Поэтому я оседлала самого здорового жеребца, остальных коней выгнала наружу и подожгла конюшню. Вскорости огонь должен перекинуться на башню. Места, опоганенные чёрной магией надо очищать, и лучше всего огнём.   Когда мы покинули конюшню, телеги гнали через таможню сплошным потоком. Крестьяне - люди практичные, они сразу поняли свои выгоды от разгона таможенного поста, и теперь спешили побыстрей миновать его. Помахав рукой, я поскакала прочь.   ГЛАВА 2   Эльфийка Ли   Мы удалились от таможенной башни всего миль на пять, не больше. Там на небольшом лужку на берегу не то большого ручья, не то маленькой речки Дылда (А как мне назвать эту высоченную, как меллорн, девицу?!) прогнала жеребца, ещё раз смазала мне рану, а потом из всяких палок и веток собрала плотик. Погрузила на него меня, наши вещи, взгромоздилась сама и отчалила.   Этот, так называемый "плот" должен был немедленно развалиться, распадаться, рассыпаться, немедленно пойти на дно, в конце концов! Но нет, "плотик" спокойно плыл вперёд, а сама Дылда устроилась на носу, нацепила на палку кусок коры и гребла себе, как веслом, ещё и напевая приятным голосом. О, сопрано, кажется так называют такой.   Я прислушалась к слова и едва не сгорела со стыда. Пелось в этой песенке о том, как в деревню, в которой давно не было мужчин, пришло несколько наёмниц и стали устраиваться на ночлег со множеством подробностей. Матерщина, похабщина, непотребство, но очень и очень смешно. Когда же я услышала эпизод, как одна из наёмниц и дочка хозяйки свалились с сеновала в ясли к свиньям, то дико расхохоталась. Дылда только покосилась и продолжала петь.   -А где такие похабные песни поют? - наконец смогла я говорить.   -В Амазонии, - коротко ответила Дылда и снова повторила припев:   Иветта, Лизетта, Мюзетта, Жанетта, Жоржетта -   Пять весёлых подруг заглянули к нам на огонёк!   -А где это? - не отставала я.   -Потом поговорим! - отмахнулась Дылда.   "Плотик" то пробирался через камыши, то скользил вдоль кустов и росших по берегу деревьев. Через два часа, когда речка стала шире, Дылда остановила "плот" под нависшими над рекой ветвями деревьев, некоторое время рассматривала, потом достала "кошку" и, раскрутив, забросила наверх. "Кошка" за что-то зацепилась, и Дылда, дернув несколько раз, чтобы убедиться, что не сорвётся, полезла наверх. Не успела я обидеться, что меня здесь бросили, как она спустилась, привязала наш "корабль", взяла вещи и меня и взобралась наверх.   -Тебе словно уже приходилось ночевать в подобных условиях, - сказала я, когда Дылда устроила меня на широкой ветке дерева, а сама принялась плести из веток типа настила.   -Было дело, - невозмутимо кивнула она.   "Типа настил" получился у ней не очень большой - шесть на пять локтей. Потом Дылда снова сгинула внизу, а вернулась с охапкой свежей травы, я по запаху узнала полынь.   -Зачем тебе она?! - изумилась я.   -Это не мне, - ухмыльнулась Дылда, - а всяким нехорошим насекомышам, которые мечтают нас с тобой погрызть. Можно было бы применить магическую пугалку, но это во-первых, сигнал врагам " Мы тут!", и во-вторых, на кого магия действует, на кого нет, а кого-то и привлекает. Полынь же гоняет всех!   При этом она раскидывала полынь по настилу, попало несколько горстей и на меня. Я увидела, как всякие мошки, таракашки, гусеницы и прочие клещи прямо таки сыпятся с настила каким-то чёрным дождём. У меня невольно вырвалось несколько наших эльфийских ругательств. Но у Дылды лексикон оказался куда богаче, я нашла там словечки из орчего, гномьего, даже троллинного языков и постаралась запомнить. Наверняка пригодятся.   -Как твоё имя? - спросила я Дылду.   -Всеслава, - ответила та.   -Да нет, - поморщилась я, - полное!   И, видя её колебания, - зная полное имя, можно нанести огромный вред! - сказала:   -Клянусь своей душой, я не замышляю никакого вреда тебе!   -Хорошо! - кивнула Дылда. - Амазонка Всеслава дочь Лады из города Дебрянска Царства Амазонок.   -А кто у вас главное божество? - продолжила я.   -Богиня, - ответила Всеслава, - Богиня Амазонок.   -Я, Лилиариналиэль из клана Цветущей Яблони, клянусь служить амазонке Всеславе дочери Лады из города Дебрянска Царства Амазонок и её потомству, покуда существует Ойкумена! Пусть свидетелями этой клятве будут эльфийская Цавея, Богиня Цветов и Богиня Амазонок! Если я нарушу сию клятву, пусть эти богини покарают меня самым страшным наказанием из существующих!   Меня охватило золотистое сияние.   -Богини слышали! Богини утвердили клятву! - воскликнула я.   -Так! - Амазонка была в полных непонятках. - А теперь объясни, что это за клятва и по какому случаю ты её дала?   Она, похоже, знала много об эльфах и их обычаях, но вот с таким поворотом встретилась впервые.   -Ты застала меня в тот момент, когда этот чернокнижник выжигал на моём животе слово "рабыня", и сорвала ритуал чёрной магии, - сказала я.   -Ну! - подтвердила Всеслава.   -Так вот, кроме моего тела, этот колдун получил бы и мою душу, - шёпотом сказала я, - а пленение или потеря души для эльфа самая страшная из существующих угроз, даже страшнее смерти, потому что невозможно возрождение. За спасение жизни эльфы просто совершают ответную услугу. За спасение души эльф обязан вечно служить спасителю. Если бы я не дала клятвы, Богиня Цветов покарала бы меня. Да ваша Богиня Амазонок явно была бы недовольна. Кстати, они обе меня посетили. Очень красивые девушки. Богиня Цветов была в платье из цветов, а Богиня Амазонок - в доспехах и с какой-то железякой - что-то вроде глефы, клинок на длинном древке.   -Я бы не поверила явлению богинь, - сказала амазонка, - если бы ты не упомянула "какую-то железяку". Это вовсе не железяка, а боевое оружие, называется "нагата" - в переводе с древнего на современный означает "меч на длинной рукояти". Нагату часто делают с небольшим, так сказать, отростком на тыльной стороне лезвия, иногда затачивают, иногда нет.   -Но почему "боевое"? - не поняла я. - Любое оружие боевое.   -Ты не права, - ответила амазонка. - Есть парадное, красивое, богато украшенное, но по качеству - полное гэ. Есть церемониальное - то же самое, есть учебное, как правило, более тяжёлое, чем боевое и непригодное для настоящего боя, есть детское - вроде боевое, но пригодное лишь для детей. Ну для завершения обзора можно помянуть и гладиаторское оружие, придуманное для нанесения неглубоких ран и продления боя на арене. Давай ужинать, а то со всеми этими таможнями про обед пришлось забыть.   Она вытащила из своего мешка полкаравая, окорок, полголовы сыра, пару луковиц и всё быстро нарезала, потом достала кувшин и две кружки. Я думала, что вино, но это оказался яблочный квас. Всё-таки квас - не эльфийский напиток, мы не делам квас, не в наших традициях. Всякие соки, морсы, варенья, компоты - это да, а вот квасы не делали. Но разные квасы пила, когда ездила по поселениям людей, и в гости, и в составе делегаций. У Всеславы квас вкусный, с кислинкой, горчинкой, а то попадались, то одна кислятина, то вода водой, плеваться хочется.   Поели, причём, три четверти сожрала именно амазонка. Я хотела бы съязвить, но вспомнив, сколько сделала она: и сражалась, и гребла, и это место для ночёвки обустроила, да и вон сколько оружия на себе тащит, и роста с телосложением немалого, поэтому смолчала. А Всеслава улеглась и поглаживая себя по пузу, закурила сигару и запела новую песенку, о том, как две подруги, Моника и Эльвира не могли найти места для уединения, то комары мешали, то муравьи, то чересчур любопытные прохожие. И опять, с матами, пошлятиной и безумно смешно. Я не выдержала и опять заржала аки кобыла.   Отсмеявшись, я спросила:   -Слушай, а где такие песни поют? Наши во многих местах бывали, но ниоткуда таких песен не привозили.   -Значит, не везде, - ответила амазонка, - например, их не было в Царстве Амазонок. Правда, их тоже не везде поют, а лишь в армии. Идёт, скажем, полк и около тысячи девичьих голосов горланит песню про "очень добрую девушку Марину", от которой у нормальных людей уши вянут. Или на встрече ветеранов в два часа ночи несколько десятков пьяных женских глоток спивают "Заглянули мы на огонёк", ставя на уши весь квартал. И их успокоить непросто, там все бывалые воины и много сильных магов, способных разнести этот квартал и парочку соседних вдребезги пополам. Слава Богине, это случается раз в году, в специально учреждённый для этого День Полка, когда проводятся встречи ветеранов, марши полупьяных бабищ по ночным улицам с рёвом гимна Амазонии и "Марша Амазонок" и обязательные драки полк на полк. Весёлый денёк, да...   -Женщины в армии?!! - поразилась я.   -Милая, - отозвалась Дылда, - у нас Царство Амазонок и ВСЯ армия состоит из женщин. ВСЯ! И простые воины, и командиры, и полководцы. Я сама прошла путь от рядового воина до главнокомандующей армии на войне.   -А мужчины? - воскликнула я. - Куда вы мужчин дели?   -Никуда, - пожала плечами амазонка, - живут и работают во имя процветания Царства Амазонок. Даже могут сделать небольшую карьеру, например, стать мастером в ремесленном цехе или даже помощником архитектора или руководительницы строительства.   -Подожди! - сказала я. -Ты сказала, что была главнокомандующей на войне!   -Была, - она снова пожала плечами, - правда это было недолго, месяца три с половиной. А потом стала царской наместницей захваченной территории.   -Расскажи об этой войне! - потребовала я.   Обожаю истории про войны и сражения! В нашей Роще я все книги про это прочла. Правда, там про Царство Амазонок и войны с ним ничего не было...   -Пожалуйста! - Всеслава закурила ещё одну сигару. - Сначала небольшая предистория. Несколько больших, средних и примкнувших мелких торговых домов вроде дома Рокфи, Лаки и других решили объеди-ниться и установить торговую монополию с Царством Амазонок. Для первой пробы была избрана торговая республика Нерфи - небольшое по территории, но очень важная по своему значению в торговле. В городе провели внеочередные выборы и к власти пришла антиамазонская группа, которая сразу принялась всячески ущемлять интересы торговцев Амазонии, выгоняя вообще из города и республики, конфискуя при этом всё имущество. Этих беспредельщиков особенно раззадоривало, что всё ближе подходила зима, когда никто не воюет, а значит и возможность наказания откладывалась. Царство Амазонок ограничивалось только посольствами и призывами договориться "по-хорошему", на что в правительстве Нерфи плевать хотели. Хотя умные люди предупреждали, что подобная кроткость вовсе не в стиле Амазонии, следует ждать сокрушительный ответ.   -И дождались? - спросила я.   -Само собой! - фыркнула амазонка, выпустив кольцо из дыма. - За нами не заржавеет! Стишок один вспомнила:   Как ликует заграница   И от счастья воем воет,   Что мы встали на колени.   А мы встали на колени -   Помолиться перед боем.   Сразу после выборов и первых антиамазонских действий, был срочно собран Высший Государственный Совет - лучшие политики, полководцы и эксперты. Было решено, что оставлять это безобразие без ответа нельзя, и ответ должен быть грубым и жестким, иначе мужчины не поймут. Но КАК ответить? Вот в чём ответ! Поэтому выбрали пять лучших стратегов Амазонии и поручили им составить план войны с Нерфи. Я, благодаря своим успехам на войне с орками, вошла в пятёрку лучших, и всего за десять дней составила план войны. На новом заседании ВГС его обсудили, признали лучшим и поручили выполнять, присвоив титул главнокомандующей.   -А что такого хорошего было в твоём плане? - спросила я.   -Поскольку война давно закончилась, а территория торговой республики Нерфи прочно вошла в состав Царства Амазонок, никакой тайны этот план уже не составляет. Главное, на чём базировалась уверенность хозяев Нерфи в своей неуязвимости - город расположен в устье большой реки, в окружении болот и осада попросту невозможна: от болотных испарений и заразы осаждающие вымрут полностью ещё до того, как смогут приготовиться к штурму города. Но в этом была главная слабость города - отсутствие земли для сельхоз работ и полностью привозное продовольствие. Слышу твой вопрос: "А флот?" Да, у города был большой торговый и сильный военный флот. Был даже заключён военный союз с пиратами, что обосновались на Драконьих островах и носили прозвище "Повелители океана". Но вот -вот должен был наступить "сезон штормов", когда на океане бушую сильнейшие штормы и ураганы, а любой корапь, вышедший из гавани, просто обречён был потопленным. Поэтому все моряки сидели по кабакам, пьянствовали ром и травили байки. А из этого какой вывод?   -И какой? - спросила я, не зная, что сказать.   -А вывод такой: флот из войны исключался, - усмехнулась амазонка. - Устраивать налёты на захваченные деревни или перевозить подмогу и продовольствие он не мог, а для сухопутной войны моряки мало пригодны. Сухопутных дорог к Нерфи попросту не осталось: часть оказалось затоплены поднявшими уровень из-за ливней и штормов водами болот, часть были размыты, частью раскисли до полной непроходимости. Кстати, после победы амазонки проложили в Нерфи отличную магистраль: с насыпным полотном, подстилкой из разных камней, внизу большими, вверху меньше, водоотводами, вымощенную гранитными плитами, мостами. Зимние ливни и штормы этой дороге не были страшны.   -Оставался один путь: по реке. "Гениальные стратеги" из Нерфи считали, что перерезать путь по реке Амазония сможет лишь с помощью большой флотилии речных судов, а с этим у нас была беда. Тащить суда из Амазонии - леса, высокие горы, узкие дороги, обрывы и каньоны. Строить на месте - нужны мастера, материалы и рабочие. А главное - много времени. Только я их обдурила: не стала ни тащить, ни строить на месте речные суда, а захватила небольшой городишко на реке. Амазонки разобрали его по камешку, и из полученного материала построили ниже по течению реки большую крепость, а реку перегородила натянутая цепь. И, плывшие по реке баржи стали одна за другой попадать в наши руки, мы их вытаскивали на берег, а груз перетаскивали в склады.   -Смеявшиеся над нами до этого нерфианцы поняли, что дело швах, и отправили для прорыва блокады свою речную флотилию и отряд наёмников. Поставленные на берегах реки метательные орудия сожгли и повредили первый десяток из речной флотилии, а отряд наёмников попал в засаду, частью его перебили, частью он угодил в плен, единицы сумели вернуться в Нерфи.   -И что? - спросила я.   -Вот именно, что оставалось делать городским властям? - повторила Всеслава. - Продовольствия нет, связи с миром нет, территория республики захвачена, враги у ворот города (это в буквальном смысле - наши развед?группы преодолевали бездорожье и показывались у стен города), население голодает, и очень зло, явно не желая понимать великих причин развязанной войны, один за другим прошли два голодных бунта, их жестоко подавили, но людей это не накормило и вот-вот был готов начаться третий. Так что руководителям пришлось подписать заранее мной подготовленный договор о мире. Там было много слов о мире и дружбе, но главное заключалось в словах, что все наёмные отряды распускаются, обеспечение охраны берёт на себя Амазония. Так что ворота города открылись, наёмники сложили оружие, все укрепления заняли отряды амазонок.   -А потом царица нанесла удар по союзу торговых домов. Вся собственность арестовывалась, конторы опечатывались, бумаги изымались для изучения. Торговать с этими торговыми домами запрещалось. Следом на филиалы этих торговых домов накинулись и соседи Амазонии, спеша урвать свой кусок добычи. А дальше и все остальные. В нашем мире эти торговые дома перестали существовать.   -Как же, помню! - сказала я. - У нашей Рощи были большие вклады в дом Мюррей, пропало всё. "Надёжный дом, грандиозные планы!" - передразнила я нашего вождя. - А когда всё рухнуло, нехорошо матюкался: "Проклятые бабы! Вечно все планы нарушат!"   -То есть, ваш вождь был в курсе об антиамазонских планах торговых домов, - подвела итог Всеслава. - А когда всё провалились, виноваты оказались не устроители идиотской войнушки, а амазонки, не давшие нанести себе вред.   -Получается так, - вынуждена была согласиться я. И, чтобы отвлечься от этой темы, спросила: - А почему у вас так уцепились за захват Нерфи?   -Видишь ли, - ответила амазонка. - Хоть Царство и владеет третью континента, настоящих выходов в тёплые моря не было. Или бескрайние болота, или сплошные рифы со скалами. А те порты, что были, работали от силы полтора-два месяца, остальное время толстый лёд, который мог на следующий год и не растаять. И вдруг такой "подарок судьбы"! Антиамазонский переворот в Нерфи. Захватив этот город и порт мы сразу получали несколько плюсов: выход в теплые моря, большую торговую гавань, большой торговый флот, большой военный флот, влияние там, где прежде амазонками и не пахло. Такое впечатление, что союз торговцев заразился поведением шпанёнка, который со "своей территории" может корчить рожи, показывать голую задницу, выкрикивать обидные словечки, но даже мысли не допускает, что обижаемый придёт морду бить. Есть же большие дяди, которые не допустят такого. А в итоге оказалось, что "большие дяди" сами испугались, и за наглого шпанёнка заступаться передумали.   -А почему раньше никто не додумался блокировать Нерфи? - продолжала приставать я.   -Потому что это было зимой, - ответила Всеслава. - А это очень голодно и холодно, сильные дожди, переходящие в мокрый снег, дороги, превращающиеся в непролазную грязь, нет корма для лошадей, любая фуражировка превращается в дикий грабёж, резко повышается количество больных и дезертиров, почти до полвины от численности, а то и больше. В Ойкумене армии, способные воевать в таких условиях отыщется крайне мало, двух рук вполне хватит, ну ещё пару пальцев одной ноги. А в нашем мире Верея вообще только армия Амазонии. К примеру, в городе Нерфи из почти 400 тысяч населения нашлось желающих выступить в поход на прорыв блокады не более трёх тысяч, да столько же из 50 тысячного гарнизона наёмников. Естественно, такому маленькому отряду ничего не светило. К тому же наша разведка уже знала, куда и каким маршрутом отправляется этот отряд.   -А в чём секрет армии Амазонии? - удивилась я.   -Снабжение, - усмехнулась амазонка. - Надо вовремя поставить в армию, касательно этой войны, тёплое обмундирование, продовольствие, топливо для переносных печек, лекарства, дополнительных лекарей и магов. Были устроены пункты обогрева, каждые десять вёрст. Там были тёплые палатки, горячая пища, лекари, дополнительная выпивка. Я даже использовала дополнительно отряд виверн, людей они перевозить не хотят, но продовольствие, топливо и палатки с одеялами - пожалуйста.   -Виверны? - изумилась я. - Но эти твари абсолютно не приручаются!   -Это если брать взрослых, - спокойно сказала Всеслава, - а мы набрали едва рождённых или готовых только вылупиться. Такие виверны легко приручаются и обучаются. Но, несмотря на необычность, реальная польза не так уж велика. Людей они, как я говорила, кроме вожатого, перевозить не хотят. А всё остальное перевозится обычными обозами. Однако в Туманных горах да вот во время Нерфийской войны они здорово выручили. Ради таких вот эпизодов и стоило приручать этих тварей.   -Ни фига себе! - изумилась я. - Что творится в мире, а мы ничего не знаем!   -Это потому что вам не положено знать, - спокойно сказала Всеслава. - Все, кому положено - знают. И даже больше - пытаются каким-то образом использовать. Но нам на это наплевать, главное - в этом гадюшнике соблюдать интересы Царства Амазонок. Давай спать, а то пол ночи протрепались.   И она зевнула во всю пасть. Жуткое зрелище, скажу вам.   ГЛАВА 3   Амазонка Всеслава   Вот не знала я за собой такой страсти к трепотне! Говорила как заводная. А всё почему? Потому что нашла слушальницу, которая не насмехалась, не язвила, а просто внимала тому, что я говорила. И, самое смешное, я не соврала ни слова! Всё было так, как я рассказывала. Просто в мире мужчин об этом не хотят рассказывать. Мужчины вообще не любят, когда подвиги совершают немужчины. Например, наловить в лесу диких баб. Подвиг? Ещё какой! Достойный эпической поэмы и гигантских памятников. А когда эти самые дикие бабы настучали по кумполу этим самым "героям" - ничего такого нет, бывает иногда... И ни поэм, ни памятников это недостойно.   Вот, к примеру, отрывок из хроники королевства Тверти, что в мире Ирсулл:   "...Дикая банда амазонок совершила нападение на торговую республику Нерфи мира Верей. Территория республики была разграблена, а город серьёзно разрушен. Амазонки, по слухам, отказываются покидать захваченную территорию и вроде как включили в свой каганат..."   Как вы можете видеть, правда здесь лишь о захвате республики Нерфи, всё остальное - гнусная ложь. Но больше всего злит не ложь о каганате (Откуда придурок-хронист это вытащил?!), над этим можно только посмеяться, а словечко "дикие". Как изволите понимать это слово? Жестокие? Но те же культурнейшие светлые эльфы из клана "Розового Жасмина" при захвате города людей Эридна устроили страшную резню. Кровь стынет в жилах, когда читаешь описания, как на спор разрубали мужчин, как насиловали и терзали женщин, какими изуверскими способами убивали детей. И ничего, никто этих эльфов дикими не называет. А амазонки, никаких массовых казней не применявшие и ничего не разрушившие, у хрониста "дикие".   Вообще-то понятно. Мужская армия королевства уже почти девять десятков годов терпит одно поражение за другим, а бабская армия Царства Амазонок выигрывает третью войну подряд, не говоря уж о блистательных победах на суше и на море.   Да-да, уважаемые слушатели, я не оговорилась. Сухопутные амазонки одержали несколько блестящих морских побед, заявив о себе как о серьёзнейшей морской державе, интересы которой надо тщательнейшим образом учитывать и не злить по пустякам. А случилось это так. Поняв, что их союзник и покровитель торговая республика Нерфи приказала долго жить, пираты с Драконовых островов обозлились и объявили о блокаде Нерфи до восстановления "справедливости". То есть, амазонки должны были из Нерфи уйти и заплатить за это. Не знаю, кто это придумал, но он явно ничего не знал ни о Царстве Амазонок, ни о самих амазонках. Мне нравится такая фраза одной из воевод, одержавшей несколько побед, Камиллы Третьей, если не ошибаюсь, о характере амазонок: "Если мы встречаем реку, то ищем способ как переплыть её, а не бродим по бережку, бросая тоскливые взгляды на другой берег". То есть амазонки не сдадутся, а будут искать способ разгромить пиратов.   Первые морские схватки закончились победами пиратов. "Повелители океана" смеялись: "Бабы на корабле к несчастью!" Амазонки не стали переть буром, а отступили и стали готовиться к решающему бою. И вот через несколько месяцев навстречу пиратской армаде вышел пока не очень многочисленный флот Амазонии. И к всеобщему изумлению, потопил и захватил две трети пиратского флота. Потом последовали ещё две победы над пиратами. А потом молоденькая адмиральша Аксения совершила рейд на Драконьи острова, взяла штурмом и разрушила пиратские базы и объявила Драконий архипелаг провинцией Царства Амазонок. Это никому не понравилось, но победы флота Амазонок над ранее непобедимыми пиратами, ясно объяснили, что покушений на свои интересы Амазония не потерпит.   Вы наверняка спросите: "А как неопытные амазонки победили опытнейших пиратов?" Ответ простой: у амазонок была лучшая в Ойкумене пехота, которую догадались применить на море. На вооружение корабля была принята, кроме тарана и метательных машин, ещё и "драконья лапа" - десантный мостик, который крепился к мачте корабля и при схождении с вражеским кораблём, перекидывался на него, и амазонки врывались на вражеское судно, быстро очищая его от врага.   Только я, как наместница царицы, видела, чего это стоило. Сначала было предложено использование пехоты, на что последовал резонный вопрос: "А как?" И тогда была предложена "драконья лапа". Были проведены испытания, в ходе которых было выяснено, что бегать по мостику тоже надо учиться. И не просто бегать, а соблюдая определённый порядок, не толкаясь и не сталкивая подруг. Были устроены тренировочные площадки, где голые воительницы учились перебегать по мостику над ямами с жидкой грязью. Граждане Нерфи нашли для себя новое развлечение: толпами ходили на эти площадки и угорали со смеха, наблюдая как голые "грозные воительницы" шлёпаются в грязь. А потом прекратили ездить, потому что девушки прекратили шлёпаться с мостиков в грязь и стали бегать одетыми. И уже никто не видел, как амазонки уже в доспехах и с оружием перебегали по мостикам с корабля на корабль. А потом грянули морские битвы, где решающее слово сказали амазонки-пехотинки, умеющие даже в шторм перебегать с корабля на корабль. Решающим стал именно абордаж, а не маневрирование и таран.   Некоторые стали нам подражать и тоже стали ставить на свои корабли "лапы дракона", но абордажные команды, всей своей лихости и отваге, далеко не тренированная для рукопашного боя пехота, так что часто бывало, что враги захватывали такой корабль. И от "драконьих лап" стали отказываться. Они остались только у амазонок.   ---------------------------------------------------   Добавление к имени воеводы порядкового номера, в отличие от заграничных аристократов, означает, что до той же Камиллы Третьей было две победоносных воеводы по имени Камилла. И всё!   ----------------   И ещё немного о "диких" амазонках. Какой самый красивый город Ойкумены? По мнению архитекторов, это столица Царства Амазонок - Тимескира. Правда, называя Тимескиру красивейшим городом, архитекторы и хронисты "забывают" указать в каком мире расположена и чьей столицей является.   Ответьте ещё на один вопрос. Какой город является "столицей моды" Ойкумены? Ответ тот же: столица Царства Амазонок Тимескира. Тут живут самые известные модельеры, здесь расположены самые модные магазины, ювелирные лавки, обувные мастерские. Из самых удалённых уголков Ойкумены именно сюда приходят заказы. И опять же: мужчины "забывают" указать мир и страну "столицы моды". Правда, есть одна проблема: среднее и высшее руководство Амазонии не носят изделия модельеров, предпочитая стиль "милитари": доспехи и груду оружия.   А знаменитый Илливайский мост длиной 24.4 мили, справедливо считается одним из девяти чудес Ойку-мены, однако мужчины "забывают" указать адрес этого и других чудес. Например "Сад поющих камней" - извилистая дорожка выложенная камнями. Неизвестно как этого добились мастерицы, но около каждых цветов камни поют свою мелодию. Как не пытались повторить, ни у кого не получалось. Ни у магов, ни у эльфов, ни у гномов, у них камни немного попоют и прекращают. А в Тимескире камни поют уже третью сотню лет.   Вы ещё не побывали в Музеоне Скульптуры в Тимескире? Зря, очень зря, советую выбрать время и таки сходить. Вы увидите многие скульптуры, по "недоразумению" считающиеся звёздами коллекций других стран и миров. И, конечно, жемчужину собрания скульптуру "Бой амазонки с троллями". Никто не смог превзойти по красоте и драматизму эту работу. Сама мастер, после завершения "Боя..." перестала создавать новые работы и до конца жизни преподавала скульптуру в Академии Искусства. Много раз подражатели пытались вместо амазонки какого-нибудь мужика, но мгновенно пропадали весь накал и драма, и скульптура теряла 9/10 своей привлекательности.   Очень популярна в Царстве Амазонок картина под названием "Амазономахия" - гигантское полотно "Битвы у Красных Скал" амазонок с орками. Пять художниц двадцать два года работали над картиной, чтобы выполнить заказ царицы к очередной дате этой битвы. На гигантском полотне был изображён момент, когда орки дрогнули и стали отступать под натиском амазонок. Потом десять лет картину возили по другим мирам и странам Ойкумены. Какой ураган критики поднялся! Придирались даже к кустику ромашек в одном из уголков картины. А в Тимескире было построено специальное здание для постоянного показа. И каждый год толпы жителей Амазонии и приезжих приходят полюбоваться "Амазономахией".   А одна из величайших поэм "Лейла и Дайра", о любви человечки и эльфийки. Как только мужчины не пыта?лись переделать, как только не уродовали поэму, какие только мужские имена не вставляли - ничего не помогало. Сколько раз я была свидетелем, как в местных кабаках, трактирах и тавернах менестрели пели так называемый "мужской" вариант, и публика оставалась равнодушной. Но стоило мне начать декламировать оригинал с женскими героинями, как все всё бросали и слушали только меня. А менестрели и барды просили оригинальный текст. А ведь во многих мирах женский вариант поэмы запрещён, и даже за простую декламацию можно получить несколько лет тюрьмы или каторги. Но списки продолжают расходиться. Пару лет назад на одном аристократическом литературном салоне произошёл скандал. Кто-то начал читать "Лейлу и Дайру" в оригинале с женскими персонажами, другие начали добавлять, кто строчку, кто две, кто строфу. И это в высшем свете!   Что уж говорить о военном деле!   -------------------------   Миля - 1.6 км   Верста - 1.06 км   Лига - 4.8 км   --------------------------   Большое распространение получил так называемый "девичий" клинок. И это не крохотная железячка, которую можно спрятать даже в детской ладошке, а весьма большой и увесистый меч, которым можно проломить даже латный доспех. О "лапе дракона" я уже говорила, это изобретение произвело целую революцию в морском деле, сделав главным не таран, а абордаж. Арбалет придумали не амазонки, зато они первыми стали его массово применять, вооружая целые отряды, разработали тактику его применения. Ну и новый вид арбалетов применили: "гномий", способный стрелять четыре раза подряд. А создание нагаты - клинка на длинной рукояти, получившей большое распространение в Ойкумене, правда под другими названиями - глефа, нагината, гуань дао, совна и другими. А в Царстве Амазонок нагата стала национальным оружием, владению нагатой обучают всех девочек, а после окончания школы нагату вручают на торжественном собрании каждой выпускнице. Впоследствии нагата хранится в каждой семье. Женщина, не умеющая владеть нагатой - это в Царстве Амазонок что-то невообразимое, как снег в южных джунглях.   А фортификация!!   В Ойкумене укрепления, построенные амазонками, считаются самыми лучшими, если обороняющиеся решались защищаться, крепость оставалась неприступной. В других мирах часто нанимают наших фортификаториц, чтобы построить новые и перестроить старые укрепления. Но вот же мужское коварство! Руководили строительством, само собой, наши девушки, но главным назначали мужчину - дескать, он строил! Иногда это приводило к конфликтам, если назначенный слишком серьёзно воспринимал своё назначение. Желающие убедиться в правоте моих слов могут полюбоваться на стены Тимескиры. Красота и мощь!   Чем ещё обогатили амазонки военное дело? Пресловутым "женским шагом". Нет, это не мелкое семенение три пальца за шаг, это полушаг - полубег, когда лошади только галопом поспевают за колонной пехоты. Не раз "женский шаг" заставал врагов врасплох. "Только же были у горизонта, - делился впечатлением пленный, - и вот уже рядом, перестраиваются для боя!" Правда, в Амазонии, это называется "эльфийским шагом", но в остальной Ойкумене его называют именно "женским", в том числе и сами эльфы. Несколько дней назад иду я по сельской дороге, и меня догоняет толпа пехотинцев. Именно толпа - строем это скопище назвать невозможно. Командовавший сотник внезапно заорал: "Женский шаг!" Толпа немного рассосалась и все побежали. Представляете? "Женский шаг" - это полубег! Уже не ходьба, но ещё не бег. В общем, само собой, далеко они не убежали, вскоре я их догнала, еле брели, язык на плече, оружие многие побросали. Сотник был серо-буро-козюльчатый в крапинку от злости.   О воинском искусстве можно и не говорить. Победы амазонок заявляют сами о себе, причём около 70% из них были одержаны меньшим числом, а командовали врагами признанные талантливые полководцы. Например, герцог Веллингтон, эмир Ашоби, хан Курдюф. С другими противниками они одерживали победы, а вот амазонки их били и не по одному разу. Того же герцога Веллингтона амазонки разгромили аж четыре раза, каждый раз это была другая воевода. В четвёртой битве герцог со всей своей свитой попал в плен, а то бы и в пятый раз был бы назначен командовать армией. И вовсе не из-за своих качеств полководца, просто все другие были гораздо хуже. В Амазонии же надо было не только побеждать врага, но и делать это с минимальными по?терями. Например, моя война с Нерфи может быть идеалом: за три с половиной месяца - меньше двух с половиной тысяч погибших в стычках и от болезней. Ещё одной составляющей дарования полководца считается у нас умение поддерживать дисциплину и не допускать мародёрства, дезертирства и насилия над местным населением.   И ещё чуть-чуть про "диких" амазонок.   Каждого, кто впервые приезжает в Царство Амазонок, поражает чистота улиц в городах. Ни навоза, ни грязи, ни бытовых отходов. Есть специальные бригады для уборки улиц и ухода за зелёными насаждениями - клумбами, бульварами, парками. Впервые в Ойкумене в Амазонии были устроены водопровод и канализация. Именно в Царстве Амазонок первыми в Ойкумене появились общественные бани, а население Амазонии заимело привычку хоть раз в неделю мыться в бане. Вся Амазония ржала как ненормальная, когда из герцогства Аттилах привезли записки хрониста, где говорилось, что посольство Царства Амазонок - шайка очень опасных сумасшедших, потому что они два раза в неделю моются в бане. Сами же жители "цивилизованных" стран моются в тазике не чаще трёх-четырёх раз в год, а то и реже. И воняет от них - мама дорогая! Но это же амазонки "дикие", а не они! Кстати, первое, что начали строить в городе Нерфи амазонки - нет, не новую цитадель, не укрепления, и даже не новую тюрьму, хотя старая никуда не годилась, а канализацию. Уж больно воняло из городских каналов, даже рыба не водилась. Сейчас и каналы очистились, и рыба вернулась. И новую тюрьму построили.   ГЛАВА 4   Эльфийка Ли   Всю ночь мне снились разные удивительные вещи. То пенили моря грозные триремы и пентеры, то по до-рогам маршировали непобедимые легионы Амазонии, то я любовалась картина и скульптурами и долго стояла перед "Амазономахией". То кто-то рассказывал про целебные свойства бани и приглашал заходить.   Проснулась я от пинка в бок.   Надо мной стояла... правильно! Амазонка Всеслава! Если бы я увлекалась девочками, то непременно бы влюбилась в неё. Длиннющие стройные ноги, широкие бёдра, узкая талия, плоский с "квадратиками" живот, не очень большие, но красивые груди, красивая мордочка. А под левой грудью татуировка: сломанная и увядшая алая роза. Картину портила только лысая голова, но в этом можно было найти свою прелесть. Но амазонка оставалась амазонкой: на руках и ногах были укреплены ножны с боевыми ножами.   -А что эта тату означает? - спросила я.   -Эта? - амазонка провела по татуировке пальцами. - Погибшая любовь. Но татуировка магическая. Полюби я кого снова - и роза оживёт и расцветёт.   -Он погиб? - "догадалась" я.   -Во-первых, не он, а она, - усмехнулась Всеслава. - Во-вторых, она жива, просто не захотела отправиться со мной во Внешний Мир. Мы тогда очень сильно поругались расстались, вот роза и завяла.   -А... она тоже амазонка? - продолжала я допрос.   -Разумеется, - кивнула Всеслава, - и очень неплохой боец. Но главное - она очень талантливый художник. Ей поручили написать мой портрет для Галереи Героев. Там портреты всех воевод, выигравших войны или одержавшие решающие битвы. Ну, почти всех. Портретов первых полководцев нет, лишь через двести лет, когда захваченный городок Тимескира был сделан столицей, была основана и Галерея Героев. В общем, сия девица не пожелала пожертвовать удобствами ради счастья быть со мной. Она вернулась в свою студию, а я отправилась в путешествие. Пошли купаться.   Купаться мне совершенно не хотелось, поэтому я вспомнила про рану на животе. Но эта стерва тут же проверила её, и вместо раны обнаружилась свежая кожа. Как я поняла, даже шрама не останется. Похоже, у меня даже поводов возражать против купания не осталось. Пришлось встать и спускаться вниз. А амазонка объяснила свои действия:   -Коль ты решила стать моей подругой и спутницей, то должна быть хорошим бойцом. Сейчас ты с трудом можешь отбиться от одного местного воина, а должна разогнать не меньше пяти.   -Что, я тоже должна махать алебардой? - испугалась я.   -Нет, само собой, - усмехнулась Всеслава и нырнула. Вынырнула и продолжила: - Твои главные достоинства - ловкость и быстрота. Будешь прыгать с кинжалами, как мелкий демон Хаоса. Отныне каждые утро и вечер ты по два часа будешь упражнения с кинжалами.   -А почему с мечом нельзя?! - тут же возмутилась я.   -Хорошо, - не стала спорить амазонка, - залезем обратно, дам тебе меч. Попробуешь с ним.   Я уже заметила манеру этой стервы: никогда не спорить. Предпочитает или высмеять, или довести ситуацию до идиотизма, чтобы сам спорщик понял глупость своего утверждения. И, естественно, заподозрила что-то не то. Вполне возможно, Всеслава сейчас подсунет троллий тесак, а они у них здоровые и тяжеленные, не всякий гном удержит, куда уж мне!   Я открыла рот для возражения, но вместо личика амазонки обнаружила морду какой-то змеюки, которая плыла ко мне явно не доброго утра пожелать. И готовилась броситься. Внезапно между мной и змеюкой из воды вырвалась амазонка. Одной рукой она схватила змею за шею, а второй - вжииик! - ножом снесла башку. Одним ударом! У меня сложилась впечатление, что амазонка могла просто оторвать змее голову, но меня пожалела. Что меня удивило, Всеслава не выбросила змею, а привязала верёвку и затянула змею наверх.   -Наш завтрак! - объяснила она.   -Это у вас такая кухня в Амазонии? - в шоке спросила я.   -Нет, конечно, - засмеялась амазонка. - Просто, когда я училась в школе амазонок, нас забрасывали в малонаселённую местность. Мол, выживай! Ну мы и выживали. Ели всё, варили кору, жрали всяких насекомышей, пару раз я даже серьёзно отравилась, змеи считались деликатесом. Но это в начале. Потом освоилась, набрала камней, сделала копьё, пращу. Так что добыть дичь вполне смогла.   Амазонка вдруг рассмеялась.   -Эпизод вдруг вспомнила. Дело в том, что на утреннюю пробежку мы выходили голыми. Просто потому, что маршрут был один: через плац к реке, переправа, вокруг горки обратно через речку и в казармы. А рядом было две деревушки. И вот мужики из этих деревенек стали собираться и скалить зубья, сыпать пошлыми шуточками. А тут зима. К этому времени старшими назначили наиболее успешных амазонок. И меня в том числе над нашей группой в тридцать девок. Значит, мы переплыли через речку, а мужики уже на привычном месте, сидят, смеются, шуточки отпускают. "Девки! - орут. - Идите к нам! Мы вас согреем! Гы-гы-гы..." Тут я скомандовала: "В колонну по одной! Вправо разворот! Снежки! Пли!". И на мужиков обрушился град снежков. Тут ещё пару групп подбежали и к нам присоединились. А кидать нас учили далеко и метко. В общем, побоище получилось. Пошли мужики жаловаться к начальнице училища, но та послала всех очень-очень далеко. А мне потом объявила благодарность перед строем школы.   -А если бы мужики драться полезли? - спросила я, отсмеявшись.   -Ничем хорошим для мужиков, - ответила Дылда. - нам хоть и было тогда от десяти до пятнадцати лет, но все знали рукопашный бой, девочек ещё в начальной школе обучают. А потом в школе амазонок более сложным комплексам. В общем, настучали бы мужикам по чайникам. Мужики это знали и предпочли сбежать. Даже шутка ходит. Амазонку спрашивают: "У вас изнасилования есть?" "Конечно есть! - отвечает амазонка. - Поэтому мужчины вечерами на улицах не появляются."   Я заржала.   Пока Всеслава это рассказывала, она содрала шкуру со змеи, аккуратно свернула и отложила в сторону. Саму змею она порубила на части, достала из мешка горелку, складную сковородку и часть мяса положила туда. А большую часть мяса уложила в кастрюлю, посолила, поперчила и отставила в сторону. Я тем временем мешала мясо на сковородке. Запах был... ммм... божественным! А когда Всеслава посыпала особыми приправами, аромат вообще сказочным получился.   Всеслава достала и порезала хлеб, вытащила тарелки, выложила мясо и протянула мне две тонких палочки вместо вилки или ложки. Я слышала, что есть страны и миры, где кушают палочками, но никак не предполагала, что амазонка знакома с этим, не то что умеет управляться. А она ловко бросала в рот кусочек за кусочком змеятины. Немного поупражнявшись, я быстро освоилась с палочками, - эльф всё-таки! - и вскоре ела, догоняя Всеславу.   -Слушай, - сказала я, - тут мне удивительные сны снились. Ладно, сражающиеся флоты, сходящиеся в битва армии, удивительные статуи и картины, но меня поразило другое. Небольшие деревянные дома, в которых голые мужчины и женщины хлещут друг друга ветками, льют на раскалённые камни воду, обливаются водой, прыгают в реки и пруды, а зимой катаются в снегу или ныряют в прорубь. Что это?   -Это бани! - заржала амазонка. - Простые деревенские бани! Повтори-ка, я должна это записать!   И записала таки, и неизменно ржала, перечитывая этот кусочек. И её подруги-амазонки ржали тоже, слушая Всеславу. Я обиделась и потребовала разъяснений. И получила в полном объёме.   Когда-то в Царстве Амазонок не было бань вообще. Люди мылись в реках, озёрах, ручьях, а зимой грели в чанах воду, наливали в бочки или тазики, и там мылись. Первые бани появились при храмах Богини Амазонок, там жрицы совершали ритуальные омовения. Потом к ним присоединилась храмовая стража, потом бани распространились в армии при госучреждениях, а уж ветеранки разнесли по всей Амазонии. За сотни лет в разных частях Царства сложились разные традиции. Не то что бы кардинально различались, но кое-какие различия всё-таки есть.   В городах появились общественные бани, где могли обслужить сотни, и даже тысячи клиентов. При таких банях существуют женские и мужские клубы, есть библиотеки, рестораны, и даже театры. А в некоторых банях клиенты могут заказать даже девочек или мальчиков.   -Мальчиков? - воскликнула я.   -Не детей, само собой, - поморщилась амазонка, - за торговлю и секс с детьми полагается одно наказание - смерть. И не было случая, чтобы виновные избежали наказания. Мальчики - это в смысле мужчины. И заказывают в основном женщины, которые приходят в баню отдохнуть и расслабиться. Вот и расслабляются на все деньги. Иные по году копят.   -Ты сказала, что мальчиков заказывают в основном женщины, и амазонки тоже? - спросила я.   -И амазонки, - пожала Всеслава плечами, - они тоже женщины. Но это в основном, мелкие клерки, средние и высшие руководители любят девушек. Как я. Да, у нас существует дискриминация. Во-первых, на высокие посты не допускаются мужчины, во-вторых, любительницы мужчин. Нет, дело не в мужененавистницах. Просто было замечено, что такие бабы начинают рулить не в ту сторону. Вот и было принято решение: любишь мужчин - на карьеру не рассчитывай.   -О как! - удивилась я. - Вот оно как оказывается! А мужская любовь есть?   -Есть, куда же без этого, - ухмыльнулась амазонка. - С этим не борются, но не приветствуется. То есть, трахаешься втихомолку и трахайся, но будешь публично выступать - живо очутишься на каторге. Но это мы не туда завернули, вернёмся в баню.   -Вернёмся, - согласилась я.   Проблема гендерного равенства меня никак не интересовала, а тем более судьба несчастных мужчин, осмеливавшихся чего-то требовать. Сами себе злые буратины.   -Так вот, бани, кроме помывки, обладают колоссальным целебным эффектом, - продолжила Всеслава. - Чистит кожу, прогревает носоглотку, улучшает кровообращение, успокаивает нервы. Да всего не перечислишь! После распространения бань Царство Амазонок стали обходить эпидемии и моровые поветрия. Например, пять лет назад Восходные страны опустошила моровая язва, скончался каждый третий, а в некоторых странах - каждый второй. У нас же затронуло лишь приграничье, да и то лишь места, где бань мало.   -Со стороны кажется, что жители Амазонии - сплошь извращенцы, - рассказывала амазонка, - потому что секут себя прутьями, обжига?ют паром, прыгают в проруби. Но, с другой стороны они гораздо здоровее жителей других стран. Если пожить в Царстве Амазонок, проникаясь его обычаями и традициями, то очень скоро и баня перестанет быть пыточной, начинаешь находить удовольствие и обнаруживаешь, что стала гораздо здоровее. Между прочим, живущие у нас эльфы тоже завели у себя бани.   -Ты так увлекательно рассказываешь, - сказала я, - что мне самой захотелось посетить баню.   -Правда? - прищурилась амазонка.   -Правда-правда! - заверила я. - И со временем моё желание лишь увеличивается!   Баня, даже походная - серьёзное сооружение, это не баран чихну, тяп-ляп не построишь, когда Всеслава соорудит баню, я скажу, что у меня терпелка закончилась.   -Чтож, ловлю тебя на слове, - сказала амазонка.   Она взяла свой мешок и стала копаться в нём, одновременно рассказывая:   -За победу в Нерфийской войне Богиня наградила меня несколькими вещами. Первое - это бездонный мешок. В него можно загрузить хоть все баржи с продовольствием, что мы перехватили при блокаде города, и всё равно он останется лёгким и полупустым. Как бы я не хотела избавиться от мешка (А я между прочим, не хочу), избавить меня от него невозможно - мешок намертво привязан ко мне. И хоть я не могу лишиться мешка, всё равно я стараюсь не показывать его возможности на людях, ибо количество желающих завладеть им увеличивается с каждым новым оборотом слухов. И ведь не верят, что я не могу ни продать, ни подарить, ни потерять мешок.   -Вообще, бездонные мешки не такое уж редкое явление, - продолжила рассказ Всеслава. Я кивнула: мне уже попадались бездонные мешки, например, у наших эльфов бездонный мешок был обязательным принадлежности аристократии. - Но всё дело в размерах. В одни помещается три-четыре мешка для зерна, в других - десять-двенадцать мешков, в третьи - до двадцати мешков. Всё зависит от силы мага. Лучшие получаются у архимагов. Но воистину бездонные мешки, как у меня, бывают лишь божественной работы, их можно посчитать по пальцам.   -Следующий подарок - "Энциклопедия Ойкумены", - Всеслава достала небольшую книжицу, которая в её руках выросла в здоровенный том. - Эта книга рассказывает обо всём что было и есть в Ойкумене. Животные, растения, насекомые, строения, расы, оружие - всё, всё, всё. Но обращаться с книгой надо уважительно, благодарить и говорить "пожалуйста" и "спасибо". А то "энциклопедия" может обидеться и вообще перестать о чём-либо рассказывать, а то и вообще сбежать.   На моём личике появилось изумление.   -Да-да! - заверила амазонка. - Волшебные книги - они такие! Помню, когда осматривали библиотеку Нерфи, попадались кусачие фолианты, с ловушками, бегающие. Идёшь, бывало между полок, а тебе навстречу библиотекарша мчится, а за ней по пятам солидный том на паучьих ножках и клыками лязгает. Я палкой по обложке. Бац, бац! И книга несётся прочь, а я за ней, чтоб не забилась куда-нибудь, а вернулась на своё место.   -А чем ещё одарила тебя Богиня? - спросила я.   -Не догадалась ещё? - прищурилась Всеслава.   Я внимательно посмотрела на амазонку. Знает и умеет очень много, а выглядит слишком молодо...   -Вечная молодость? - неуверенно спросила я.   -Именно! - кивнула девушка. - Мне сейчас хорошо за семьдесят, но благодаря Богине, выгляжу едва за двадцать. И буду так выглядеть до самой смерти. Вообще-то среднее и высшее руководство Амазонии живёт долго, сотни, а наиболее заслуженные женщины даже несколько тысяч лет. Например, царица Нина больше тысячи лет назад не только разгромила армию Поларской империи, но, совершив поход на столицу, посадила на трон претендента, чем надолго погрузила империю в междоусобицу. Когда, наконец, сын законного императора вернул трон и столицу, выяснилось, что Царство Амазонок, под шумок захапало почти четверть территории. Он попытался вернуть потерянное, но был разгромлен Ниной и выгнан из столицы, а новый претендент подписал договор о признании утраты и отдавал новые территории. За свои подвиги Нину трижды выбирали царицей, она долго была советницей и до сих пор жива и умирать не собирается. Есть и другие долгожители, кроме армии и правителей. Поэты, скульпторы, архитекторы, кузнецы, даже один садовник есть, его парк стал одной из достопримечательностей Тимескиры, действительно, невероятно красивое творение. В общем, служи честно, шевели мозгами, будешь жить не просто долго, а очень долго. Впрочем, нам обеим беспокоится об этом рано хотя бы из-за возраста: нам ещё жить и жить. Вернёмся, однако, к нашей книге. Всё, что есть о королевстве Лондиунуме, пожалуйста! - вежливо попросила амазонка.   Открылась первая страница. Я поспешила заглянуть и едва сдержала смех. Там большими буквами было написано: "ПЕСНЮ!" Всеслава хихикнула:   -Однажды я была в хорошем настроении и напевала "Очень добрая девушка Марина". Книге песня понравилась и она начала требовать подобную песню при каждом нашем общении. Ну что поделаешь... - вздохнула амазонка и объявила: - Солдатская песня "Пошли солдатки в поход!"   Я была багровой от стыда и смеха. Мат, непотребство и масса смешных эпизодов, как отряд амазонок со-вершал марш, не пропуская ни одной деревни или городка. Никак не привыкну, что Всеслава, вроде бы великий полководец, знает и любит петь такие непристойные песни. Книга, вполне удовлетворённая перелистнула дальше, открыв вполне обычную статью про королевство Лондинум. Мне это показалось не интересным, а вот амазонка прочитала статью внимательно, и задала ещё несколько уточняющих вопросов, типа про торговые пути, типы кораблей, агрессивные секты.   -А это зачем? - изумилась я. - Ты собираешься с ними воевать?!   -Я вообще ни с кем воевать не собираюсь, - ответила Всеслава. - Но некоторые секты очень не любят другие расы, например, эльфов или нагов, другим не нравятся и люди, выделяющиеся из толпы, третьи почему-то против владения женщиной грамотой. Кстати, если пойдём в прежнем направлении, нам не миновать города Берест, а там сейчас господствует секта поклонников бога огня Агиника. Они не любят всех подряд и ещё кое-что сверху.   -А обойти можно? - спросила я.   -Не получится, - поморщилась амазонка. - Там единственный на весь восход королевства Гномий банк, где я могу получить наличные со счёта. А у меня как раз деньги заканчиваются. Если пропустить этот банк, то другой будет аж в столице, а это как минимум двадцать дней пути, и то если идти с рассвета до заката, не останавливаясь ни на мгновение. А так в три раза дольше.  -А почему нельзя идти по деревням и помогать крестьянам с ихними проблемами? - поинтересовалась я.  -Неплохая идея, - согласилась Всеслава, - но у меня есть цель и желательно достичь её поскорее, чем тащиться хрен знает сколько по деревенькам, ища приключения на задницу.  -Можно подумать, что так приключений будет меньше! - фыркнула я.  -Честно сказать - в ответ усмехнулась амазонка, - я предпочитаю эти приключения тем. Всё-таки и враги солиднее, и добычи побольше, да и слава погромче, весомее. "Настучала по черепу барону фон Крысу" звучит куда приятнее, чем "Подбила глаз козлопасу Телячий Хвост".  -А то, у фон Крыса есть дружинники тебя не волнует? - спросила я.  -Так Телячий Хвост тоже в одиночку не полезет, - ответила Всеслава. - Надо, чтобы все убедились какой он могучий и крутой. Ладно, до крысов и хвостов ещё дожить надо, а у нас ещё кое-какие дела есть.  -Какие? - вскинулась я.  -Кто баню хотел? - с ехидством поинтересовалась амазонка. - Желание ещё не пропало?  -Знаешь, - пошла я на попятную, - немножко того-с, угасло.  -Ничё, разожжём снова, - ухмыльнулась эта стерва и обратилась к своей "Энциклопедии": - Пожалуйста, ближайший охотничий домик и картинки окрестностей.  Книга увеличилась в размерах и толстой пачкой рисунков едва ли не в реальную величину. Я некоторое время посмотрела вместе со Всеславой, потом надоело и я отползла в сторону. Амазонка просмотрела все рисунки полностью, разглядывая рисунки едва ли не по фрагментам. Закончив просмотр, она поблагодарила книгу и сказала мне:  -Не стать тебе великим воином!  -Это почему вдруг? - возмутилась я.  -Великие воины всегда обращают внимание на мелочи, - наставительно сказала амазонка. - Вот скажи мне, что ты заметила на рисунках?  Я перечислила породы деревьев и кустов, зверей и птичек, даже травку вспомнила.  -Понятно... - кивнула Всеслава. - Трудно заметить то, о чём не знаешь. Это владения паука-охотника!  Я удивлённо посмотрела на неё. Паук-охотник - что это такое и с чем это едят?  -Паук-охотник, - объяснила амазонка, - это такие твари ростом с телёнка, которые живут на деревьях в негустом лесу и охотятся на лесных обитателей с помощью сетки, которую бросает на несколько десятков шагов.  -А откуда тебе это известно? - спросила я.  -Дело в том, - усмехнулась Всеслава, - что эти пауки-охотники водятся у нас в Амазонии. Раньше лес, в котором эти пауки водились, входил в состав нескольких государств и они не могли договориться об уничтожении этих пауков. Начнут уничтожать в одном - пауки перебираются в другое. Когда же эти территории перешли к Царству Амазонок, стали поступать жалобы на гибель людей от пауков-охотников: "Пошёл/пошла в лес и пропали!" Было специальное заседание Высшего Совета, который принял такое решение: "Разумные в лес не лезут, на пауков охота запрещена, охотиться можно лишь на пауков, пытающихся уйти из леса".  -А чего такое внимание к каким-то паукам? - не поняла я.  -А того, милая, - сказала амазонка, - что эти пауки являются поставщиками ценнейших алхимических продуктов: жидкости, из которой делается сетка, мешочки с ядом, железы секреции, которой паук метит свою территорию. Они входит в сотни алхимических рецептов. Кстати, даже в рецепт по долговременному восстановлении мужской потенции. Можешь представить, какие деньги это стоит. Так мы же часть зелий сами готовим.  -А откуда ты столько знаешь про этих пауков? - спросила я.  -Учениц нашей школы амазонок отправляли осенью стеречь тот самый Паучий лес, чтоб не допустить выхо?да пауков за периметр и спасать тех придурков, что попёрлись туда за зельем для восстановления потенции. Оказывается, эти придурки слышали, что зелье делают из паука и думали, что прибьют паука и сделают зелье. И видишь квадратные глаза, когда этим мужичкам объясняешь, что паук большой, а для зелья нужны только некоторые части, потом нужны ещё полтора десятка ингредиентов, потом варить надо долго - пять или шесть часов, добавляя вещества в строго определённом количестве, далее надо, чтобы отстоялось, не меньше месяца, а то и полтора-два. И пить надо тоже, пока подействует, строго определённое количество три раза в день, а не так, чтобы сейчас выпил, а через полчаса в боевой готовности.  -Не фига себе! - воскликнула я. - Никогда не думала, что алхимия такая сложная вещь.  -Что да, то да, - согласилась Всеслава, - причём это зелье не самое сложное. Есть, к примеру, зелье омоложения. Более пятидесяти ингредиентов, варится более трёх суток, настаивается почти полгода, пьётся крохотными ложечками три риза в день. А вкус у зелья самый отвратный, а заедать и запивать нельзя.  -И бабы идут на это?! - не поверила я.  -Ну, если хочешь выглядеть молодой и красивой, то приходится, - пожала Всеслава плечами. - Помнится, читала в докладах разведки, что лет сто назад вошла в моду тонкая талия. Дамочки с ума сходили, затягивали корсеты так, что сознание теряли, а некоторые даже задыхались и умирали. Но мода есть мода! Неизвестно, сколько это безумие длилось бы, но тут одна из известных эльфиек появилась на публике с большим пузом беременная и в моду мгновенно вошли беременные женщины. Стали даже делать фальшивые животы.  -А ваши амазонки тоже подражали? - спросила я.  -Нет, конечно! Какой ржач стоял в Царстве Амазонок! - фыркнула амазонка. - У нас один стиль - военный. Все амазонки от царицы до последней воительницы всегда цепляют на себя доспехи и оружие, и плевать что кто думает. Они прежде всего воины, а уж потом женщины, матери, подруги. Кстати, сейчас в Амазонии в моде короткие причёски. Это я появилась на параде в Нерфи с такой причёской, ну и армия массово стала стричься "под Всеславу". За армией - столица, за столицей провинция. И вот уже даже царицы стали появляться коротко стриженные.  -А что, раньше не было стриженных амазонок? - спросила я.  -Были, - пожала Всеслава плечами. - Это волнами. Появляется стриженная героиня - все стригутся. Появляется длинноволосая - все отращивают волосы. А поскольку эти периоды длятся лет этак пятьдесят - шестьдесят, иногда и до ста, можно даже определять время событий. Однажды я перед серьёзным зачётом перетренировалась с нагатой и не выучила задание по истории. И попался как раз вопрос из невыученной темы. Но хорошо мне на глаза попалась иллюстрация. Гляжу - девки длинноволосые, потом оружие, броня, царица, полководцы. Выкрутилась еле-еле, правда, но от пересдачи спаслась. Кстати, ты шить умеешь? - спросила она вдруг.  -Я?! - удивилась я. - Умею!  -Тогда держи! - мне на колени упала берестяная коробка. - Там нитки и иголки. А тут, - рядом упала стопка одежды, - как ты понимаешь, одежда. Тебе надо это подогнать для себя.  Я перебрала всю стопку и спросила:  -Эй! А почему нет платья?  -Потому, что это моя запасная одежда, а я ни платьев, ни юбок, ничего другого подобного не ношу! - отве?тила амазонка. - И, чтобы не было гнусных инсинуации в мой адрес, другие амазонки тоже не носят платьев и тому подобного. Нет таких вещей в наших гардеробах. Связано это с тем, что амазонки - прежде всего воины, а древний закон требует, чтобы по сигналу тревоги все амазонки в течение получаса должны прибежать в пункты сбора. Сейчас, когда Царство Амазонок захватила огромную территорию, и этот закон кажется устаревшим, всё равно раз в месяц-полтора обязательно звучит сигнал, и все амазонки, натянув штаны и схватив оружие, мчатся в пункты сбора. Кстати, именно соблюдение этого закона тридцать с лишним лет назад позволило отразить очень большой набег орков.  -А как это было? - немедленно спросила я.  -Наша разведка прохлопала ушами, - начала Всеслава и добавила, заметив, что я обиделась. - Ну не дуйся, не дуйся! Это у нас так говорят. У нас-то уши короткие, - она коснулась своего уха, - особо не помахаешь, тем более не похлопаешь. Говорится в знак того, что допущен большой провал. Эльфы абсолютно не причём.  -А! Ну тогда ладно, - успокоилась я.  -Ну так вот, - продолжила Всеслава. - Разведка прозевала сбор орков. И вдруг десятки тысяч всадников нахлынули на наши границы. У нас там было не более пятнадцати тысяч, да и то, разбросанные по разным местам. Просто не успевали собрать в одном месте и подтянуть подкрепления. И тут сыграл тот самый древний закон. Собравшихся по тревоге амазонок через храмовые порталы перебросили в подвергшиеся нападению города.  -Храмовые порталы? - удивилась я.  -Ну да, - кивнула Всеслава, - в каждом храме есть портал, а храм есть в каждом городе и поселении, где жителей больше двух десятков, ведь храмовая жрица - это врач, и банк, и магическая почта, и консультант по самым разным вопросам. Так что можно в течение получаса перебросить солидные силы в угрожаемое место. А большие отряды в несколько десятков тысяч воинов можно перебрасывать через временные порталы, которые устанавливают сильные маги.  -А нельзя... - заикнулась я.  -Нельзя! - отрубила мгновенно догадавшаяся амазонка. - Тысячу с лишним лет назад, когда порталы только-только были открыты, этот фокус ещё мог сработать. И несколько раз срабатывал. Но враги тоже учатся Заклинание порталов составить так и не сумели, но антипортальное заклинание составить смогли. Предотвратить построение порталов возле своих армий смогли, но от поражений это их не уберегло.  -Почему? - не поняла я.  -Потому что наши полководцы лучше, - засмеялась Всеслава. - Потому что наши воины лучше обучены и дисциплинированней, что позволяет проводить сложные маневры. Вообще-то в современной войне очень многое строится на доверии простых воинов к своим полководцам. Наши воины знают, что наши воеводы не убегут и не бросят, останутся до конца, как не раз бывало. К счастью, таких эпизодов было очень мало, наши армии одерживали победы, а не терпели поражения, но всё-таки случалось и такое. А вот вражеские солдаты знают, что ихние полководцы в критический момент сбегут, как было не раз. И поэтому солдаты всюду видят предательство и измену. Надо сказать, что мы пользовались подкупом много раз. То есть полководец заводил свою армию в ловушку, а сам бежал. Или сдавал город или крепость. А потом в каком-нибудь далёком мире появлялся богатый аристократ. Или просто отомстить своему королю за какую-нибудь обиду или оскорбление.  -А у вас? - поинтересовалась я.  -У нас такого нет, - ответила амазонка.  Глава 5  Амазонка Всеслава  -Почему? - не отставала эта малявка.  -Потому что все другие страны наши враги, - сказала я. - ну не друзья точно. Если ты вспомнишь, то любая женщина появляется только в сопровождении мужчин - мужа, охраны, слуг. Даже у эльфов. Ходить в одиночку, владеть оружием, самостоятельно вести хозяйство - это считается неприличным и недопустимым. И тут вдруг государство Царство Амазонок, где женщины играют главную роль, а мужчины отстранены от управления государством и хоть мало-мальски важным делом. Даже война - чисто женское занятие, где женщины добились громадных успехов. Если бы ты знала, Ли, как нас ненавидят! Первые несколько веков любая амазонка, попавшая в плен подвергалась чудовищным насилиям и пыткам. Отрезанные груди, выколотые глаза - это ещё милые шуточки. Судя по записям в хрониках, для врагов Амазонии было милой привычкой сначала насиловать, потом пытать, а потом ещё живых подбрасывать пленниц войску амазонок. Ну и, врываясь на земли Царства Амазонок, устраивали дикую резню, убивая всех подряд: женщин, мужчин, детей, стариков...  -Однако, - продолжила я рассказ, - амазонки терпеть такое не стали. Во-первых, было объявлено, что солдаты, устроившие такое, в плен могут не сдаваться, всё равно убьют. Во-вторых, поскольку все командиры дворяне, будут истребляться вся родня допустивших это командиров. И слова не расходились с делами. Например, снасильничала пятая сотня третьей тысячи - вся третья тысяча пускалась на убой. А командирами сотен и тысячи были, фон Задрот и Д'Крыс, де Билл и другие ублюдки. Собирался отряд и вперёд по поместьям этих дворян, оставляя только трупы и сгоревшие развалины. Постепенно до дворян стало доходить: если хотите, чтобы ваши поместья были целы, а родня жива и здорова, не стоит пытать и насиловать амазонок. Да и до простых солдат это стало доходить. В общем, через десяток войн, амазонок перестали насиловать и пытать. Любви к девушкам это не прибавило, но главное: из плена они возвращались живыми и здоровыми.  -Правда, время от времени попадаются недоумки, - после паузы, закурив сигару, я продолжила, - начинают насиловать и пытать, но после показательной резни сразу всё прекращается. Мужики они такие, пока дубиной по башке не постучат - не успокаиваются. Если Амазония ослабеет, её участь будет страшной: горы трупов и реки крови. Так вот, если в окружающих нас государствах не стесняются убивать, зная, что будет возмездие, то бежавшую амазонку-предательницу убьют обязательно. Просто потому, что она амазонка. Было несколько примеров. И власти напоминают, и Богиня: предательство закончится смертью! Урок был усвоен : за последние пять сотен лет случаев предательства не было. О, уже вечереет. Пошли позанимаемся.  Схватив эльфийку за косу, я потащила её вниз, как она там не пищала, что голая, что устала, что всё у неё болит, и так далее, и тому подобное. Для начала, помня её желание махать мечом, я ей предложила один из своих мечей. Но эльфийка и сама поняла, что ей слишком тяжело. Вампирский "край" был для неё как копьё, парочка других мечей тоже и большие, и тяжёлые. Ли признала, что я была права и с мечами у неё вряд ли что получится.  На небольшой полянке я показала Ли несколько простеньких упражнений просто для разминки, а сама принялась за "бой с тенью". Вернее, не с тенью, а с иллюзией. В армии Царства Амазонок давно обратили внимание, что упражнения один на один или бой с тенью не даёт нужного эффекта. И чья-то умная голова создала эти иллюзии в виде двух десятков воинов от слабеньких безоружных до почти непобедимых драконоподобных. Удачный удар иллюзии - тело пронзает сильная боль. Несколько ударов подряд - можно ненадолго потерять сознание. Придумка оказалась такой удачной, что в Амазонии стали проводить национальные соревнования на лучшего бойца.  Я вызвала так называемых "Лордов Тьмы" - здоровенных, выше меня ростом закованных в сталь с макушки до пяток в чёрных плащах с двуручными мечами. И здорово фехтовали, хорошо взаимодействуя на поле боя. Я неплохой воин, но против пятёрки "Лордов Тьмы" выстоять не могу. Один, два, три "Лорда" - я справляюсь, один раз даже четырёх ухайдокала, но пять - это предел. А ведь есть такие, кто и десяток Драконоподобных одолевал. Но это уже клиника, зацикленность на боях с иллюзиями. Нет, правда, мне несколько раз предлагали участвовать в этих боях, только мол, потренироваться немного надо. Знаю я это "немного", круглые сутки сплошь драки. Особенно перед соревнованиями. У меня возникло подозрение, что дело нечисто, я дала сигнал контрразведке. Расследование выявило обширную сеть подпольных букмекеров, связанную с иностранными шпионами. Громкое дело было.  Эльфиечка квадратными глазами, забыв о собственных занятиях, смотрела, как я сражаюсь с "Лордами Тьмы". Я крутилась веретеном, отбиваясь от иллюзий. Один повалился, второй, а третий "Лорд" таки достал меня в бок. Вскрикнув, я упала на траву. Тут присоединились ещё два, кроша меня в капусту. Вдруг, издав дикий вопль "Всеслава!!!", ко мне кинулась Ли. Один из "Лордов" взмахнул мечом и эльфийка улетела назад. А "Лорды" продолжили меня крошить. Наконец, поставив на меня ноги, они воскликнули: "Хо-хо!" и растаяли. Я кое-как встала, хоть тело всё ещё болело и побрела к Ли.  Эльфийка лежала сломанной куклой. Ещё бы, такая сильная боль и без подготовки! Я достала из своего мешка флягу амазонского национального напитка - первача. Крепче гномьего самогона и получше эльфийского здравура. Сами эльфы, скрипя зубами, это признают. Два глотка первача привели эльфийку в чувство, почти как лечебное заклинание.  -Ну и зачем ты полезла? - спросила я её, подавая кружку с водой.  -Уфффф! - выдохнула Ли. - Что это было?!  -Первач, - сообщила я. - Амазонское национальное лечебное зелье. Очень-очень крепкое, если пить, но и очень лечебное, если промывать раны.  -Я про этих чудовищ, что тебя порубили! - воскликнула девчонка.  -Это иллюзии для тренировки, - объяснила я. - Удар отмечается красной чертой и сильной болью, можно ненадолго потерять сознание, но не более. А ты едва не умерла, получив удар от одного из высших воплоще-ний. Без подготовки можно и лыжи откинуть.  -Чего?! - изумилась Ли.  -Это наше амазонское выражение, - усмехнулась я, - означает, что можешь умереть. Знаешь, если я не даю команду к бою, ты не лезь в драку, и мне не поможешь, и сама огребёшь не по-децки.  -Но я же видела! - вскричала Ли.  -Это моя вина, - признала я. - Надо было тебя предупредить, а я забыла, что ты ни сном, ни духом об этих тренировочных иллюзиях не знаешь. Надо будет потом тебе тоже создать одного, чтобы ты могла с ним тренироваться.  -Такого?! - ужаснулась эльфийка.  Я хихикнула.    -Нет, конечно! Для таких как ты есть слабенькие иллюзии. Но тебе придётся с таким повозиться. Для тебя он будет сильный противник. Бить будет несильно, но чувствительно.  -А ты дралась с этим иллюзом? - спросила Ли.  -Как? - засмеялась я. -Иллюз? Прелестно! Конечно дралась и не один раз. Только это давно было, ещё девчонкой, в школе амазонок. Когда число побеждаемых (хи-хи) иллюзов дошло до десятка, наставник перевёл меня на новый уровень.  -А я с теми монстрами драться буду? - не отставала эльфийка.  -Ты сначала этого победи, - фыркнула я.  Тренировка продолжилась. Я трижды проиграла "Лордам Тьмы", а Ли - восемь раз "Вертлявому". В отчаянье эльфийка отбросила кинжалы, села и заплакала.  -Ты чего?! - остановив бой, я подскочила к ней. - Что случилось?!  -У меня ничего не получается! - обняв меня ещё горче заплакала Ли. - Я круглая бестолочь! Ни на что не способна! Ыыыыы!!  -Не круглая, а маленькая, - сказала я. - А ещё вертлявая и очень вредная! Вот!  Эльфиечка посмотрела на меня и робко улыбнулась.  -Хочешь открою одну тайну? - продолжила я. - За последние пять лет, с тех пор как я поднялась на уровень "Лордов Тьмы", я не выиграла ни одного боя! Первое время они меня просто как муху мухобойкой прибивали, потом я немного подтянулась. Обычно двоих иллюзов убиваю, редко троих, один раз четверых. Но никак не могу всех пятерых убить.  -Да-а? - удивилась Ли.  -Да, - подтвердила я. - Тренируйся я побольше, могла бы стать и чемпионом игр Амазонии. Но мне этого не надо. Есть ещё масса дел куда стоит приложить силы. Например победить врагов Царства Амазонок, или спасти мелкую длинноухую эльфийку. - Я щёлкнула Ли по носику.  Эльфийка неуверенно засмеялась.  -Ладно, - решила я, - на сегодня всё. Полезли наверх.  После ужина эльфийка, улёгшись мне под бок, спросила:  -А как появилось Царство Амазонок?  -Давно это было, - сказала я, погладив девушку по голове, та едва не замурлыкала от удовольствия. - Оно обстояло примерно так. Дело было в предгорьях Парнесских гор. Жила там девушка Дина. Домашними делами заниматься не хотела, зато с удовольствием лазила по горам, бродила по лесу и как-то набрела на большую пещеру. Когда обследовала пещеру, внезапно обвалилась стена в одном из залов, открыв статую женщины в доспехах. Да-да, это была Богиня Амазонок. Она назвала себя и Дина преклонила перед ней колени. Некоторое время Богиня обучала Дину воинским искусствам, а потом та собрала девушек и сама начала учить их военному делу.  -Как ей это удалось? - пискнула Ли.  

Связаться с программистом сайта.

Сайт - "Художники".. ||.. Доска об'явлений "Книги"


Источник: http://samlib.ru/d/derjugin_wasilij_ewgenxewich/amazonkaizcarstwaamazonok.shtml


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



6 самых сексуальных коротких причесок Небрежная укладка на средние волосы как сделать

Прическа эльфа девушки Прическа эльфа девушки Прическа эльфа девушки Прическа эльфа девушки Прическа эльфа девушки Прическа эльфа девушки Прическа эльфа девушки Прическа эльфа девушки Прическа эльфа девушки

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ